Учебно-тренинговый центр
«ЗОЛОТОЙ РЕБЕНОК» приглашает:
  8 (499) 347-65-78; 8-969-347-65-78
  м.Полянка или м.Октябрьская
  contact@goldenchild.ru
ГлавнаяРасписание  Медитации Оракул Книги Статьи Контакты

Медитации ОШО на каждый день

245. Жажда

Желание может стать духовной жаждой, когда вы готовы ради него рискнуть всем. Духовная жажда выше самой жизни — человек может за нее умереть. Желаний много — духовная жажда может быть только одна, потому что она требует всей вашей энергии без остатка; она забирает вас целиком, со всем, что в вас есть.

В жажде вы не можете сохранить часть себя в целости, не можете продвигаться осторожно, хитро, расчетливо. Возможен только безумный прыжок.

Люди раздробленны: одно желание ведет вас на север, другое — на юг; все желания тянут в противоположные стороны и сводят вас с ума. Поэтому люди никогда ни к чему не приходят — это невозможно, — потому что одна часть движется в одну сторону, другая часть движется в другую, диаметрально противоположную. Как вы можете к чему-то прийти? Чтобы к чему-то прийти, нужно вложить всего себя целиком, выложиться без остатка. Поэтому люди живут вполсилы, и у них в жизни нет страстности и энергии, нет даже такой возможности. Пытаясь течь во все стороны, они сочатся по капле — у них не может быть достаточной энергии.

Но эта жажда должна быть очень блаженной; человек не должен в стремлении к ней становиться серьезным, потому что, как только вы становитесь серьезны, вы приходите в напряжение. Жажда должна быть интенсивной, но совершенно ненапряженной. Она должна быть игривой, она должна быть полной смеха, танца и пения. Она не должна превращаться в долг. Вы не делаете одолжения ни Богу, ни кому бы то ни было — просто живете так, как хотите жить; поэтому вы блаженны. Таким образом вы решили жить, таким образом вы захотели вспыхнуть пламенем... но это пламя должно быть танцующим пламенем.

 

244. Добродетель

Люди становятся благодетелями и благотворителями; это не настоящая добродетель, только камуфляж.

Добродетельные поступки приносят уважение и престиж, что приятно эго: они позволяют вам чувствовать себя важным и значительным человеком — не только в глазах мира, но и в глазах Бога. Даже встретившись с Богом, вы можете гордо расправить плечи, вы можете предъявить все свершенные вами добрые дела. Это эгоистично, а религиозность не бывает эгоистичной.

Я не хочу сказать, что религиозный человек безнравствен, но он и не нравствен — он вненравствен. Его характер, как все живое, течет и меняется с каждым мгновением. Он отзывается на ситуации не согласно застывшему моральному кодексу, идее или идеологии; он отзывается из самого сознания. Его сознание — его единственный характер, и никакого другого характера нет.

 

243. Свет

Чувствуйте себя более и более полным света. Так вы можете приблизиться к изначальному источнику.

Чувствуйте себя более и более полным света. Закрывая глаза, представьте свет — как он струится и пронизывает ваше существо насквозь. Поначалу это будет только воображение, но воображение может быть очень творческим.

Вообразите у сердца пламя и представьте, что вы полны света. Пусть этот свет растет. Пусть он станет почти ослепительным! И его будете чувствовать не только вы; его начнут чувствовать и другие. Окружающие начнут его чувствовать, когда вы будете к ним приближаться, потому что он создает вибрации.

Это право каждого от рождения, но никто его не востребует... невостребованное сокровище. Если вы не предъявите на него права, оно останется мертвым, погребенным под землей. Предъявив на него права, вы заново обретаете свое внутреннее существо. И всегда, когда вы видите свет, чувствуйте глубокое почтение... Сколь угодно обычный свет: зажженная лампа — и вы чувствуете глубокое почтение, некий благоговейный трепет. Ночью загораются звезды — смотрите на них и чувствуйте свое с ними родство. Утром восходит солнце — смотрите на него и чувствуйте, как вместе с ним внутреннее солнце восходит в вас. Когда вы видите свет, тут же попытайтесь почувствовать с ним связь и родство — и вскоре это получится.

 

242. Целомудренный секс

Бывает такого рода секс, который совершенно не сексуален. Секс может быть красивым, но сексуальность — никогда.

В центре внимания должна быть любовь. Вы кого-то любите, разделяете его существо, делитесь с ним своим существом, делите пространство. Это и есть любовь: создание пространства между двумя людьми — пространства, не принадлежащего ни одному из них, небольшого пространства между двумя людьми, в котором оба они могут встретиться и слиться. Это пространство не имеет ничего общего с физическим пространством. Оно духовно. В этом пространстве вы не вы, и другой не другой. Вы оба приходите в это пространство и встречаетесь.

Бывает такого рода секс, который совершенно не сексуален. Секс может быть красивым, но сексуальность — никогда. Сексуальность означает секс в уме: мысли о сексе, планирование секса, организация секса, — но главное, в самой глубине своего ума один человек относится к другому как к сексуальному объекту.

Когда ум не имеет с сексом ничего общего, секс чист, невинен... целомудрен. Такой секс иногда может быть даже чище безбрачного целомудрия, практики целибата, потому что если безбрачный целибат постоянно думает о сексе, это не целибат.

 

241. Любовь и свобода

Вот вся проблема человеческих существ: любовь и свобода. Эти два слова важнее всех в человеческом языке.

Очень легко выбрать одно — выбрать любовь и отбросить свободу, но тогда вас будет вечно преследовать отброшенная свобода, и это разрушит вашу любовь. Начнет казаться, будто любовь противоречит свободе, мешает свободе, враждебна свободе. Как человек может оставить свободу? Ее нельзя оставить — даже ради любви. Мало-помалу вы пресытитесь любовью и начнете двигаться в другую крайность.

Однажды вы оставите любовь и броситесь в направлении свободы. Но, будучи только свободным, свободным без любви, как человек может жить? Любовь — такая глубокая потребность. Быть любимым и любить — почти как дыха­ние, духовное дыхание. Тело не может жить без дыхания, дух не может жить без любви.

И таким образом человек движется от одной крайности в другую, как раскачивается маятник — от свободы к люб­ви, от любви к свободе. Так колесо может вращаться много жизней. Так оно вращалось и вращается. Мы называем его колесом жизни. Оно вращается без конца: одни и те же спи­цы то поднимаются вверх, то опускаются вниз. Освобождение приходит, когда человек достигает определенного син­теза любви и свободы. Выберите сам парадокс. Выберите не взаимоисключающие возможности, которые предоставляет вам парадокс; выберите весь парадокс целиком. Не выбирайте одно, выберите совокупность. Двигайтесь в любовь и оставайтесь свободны. Оставайтесь свободны, но не допускайте, чтобы ваша свобода была против любви.

 

240. Информация

Познание — нечто с вами происходящее. Информация — нечто вами заимствуемое. Но ничего страшного... Продолжительность нашей жизни очень ограничена, и до нас жили миллионы людей, которые были точно такими, как мы. Они жили и накопили большой опыт — и хорошо его знать.

Информация нехороша, только если вы думаете, что кроме информации ничего нет; иначе она может быть по-своему полезной. Она дает вам возможность осознать собственное невежество; это ее творческий аспект. Чем больше вы знаете, тем более осознаете свое невежество.

Отрицательный аспект в том, что вы можете в ней потеряться и начать думать, что знаете все; тогда она очень опасна. Тогда человек продолжает питаться заимствованной информацией. Она не откроет вам ничего стоящего. Она может очень поднять ваш престиж, но есть и опасность: разучиться быть живым. Это случается почти со всеми много знающими людьми. Мало-помалу они становятся мертвыми — такими же мертвыми, как и их знания.

Опасно водить компанию с мертвыми вещами, потому что человек склонен уподобляться всему, что его окружает. Но если вы бдительны, знания можно использовать. В жизни нет ничего такого, что нельзя было бы использовать. Поэтому никогда ничего не осуждайте — всегда пытайтесь найти способ использовать.

 

239. Работоголизм

...Работа хороша, но она не должна вызывать наркотического привыкания. Многие люди превращают работу в наркотик, чтобы в ней можно было полностью забыться — как пьяница в алкоголе.

Человек должен быть способен ничего не делать с такой же легкостью, что и действовать, — тогда человек свободен. Человек должен иметь способность сидеть, ничего не делая, так же хорошо, красиво и блаженно, как и когда он тяжело работает и делает много, — тогда человек гибок.

Есть два вида людей: первые, застывшие в состоянии летаргии, и другая крайность — прикованные к своему занятию. Обе крайности создают тюрьмы. Человек должен уметь переходить из одного состояния в другое легко, без всякого труда. Тогда в существе есть некая свобода, некая грация и спонтанность.

Я не против работы, я не против чего бы то ни было — но ничто не должно вызывать наркотического рабства. Иначе вы внесете в свою жизнь много, много хаоса. Если работа будет только способом себя занять, в чем-то спрятаться, она будет повторяющимся, механическим делом. Такая работа сделает вас почти невменяемым... одержимым бесом!

 

238. Дыхание

Когда дыхание полноценно, все остальное становится на свои места. Дыхание есть жизнь. Люди пренебрегают дыханием, не обращают на него внимания. Но любая перемена, которая только случится, случится благодаря перемене в дыхании.

Каждый человек дышит неправильно, потому что все общество опирается на совершенно неправильные понятия, условности, кодексы. Например, маленькая девочка плачет, и мать ей говорит, чтобы она перестала плакать. Что сделает девочка?... Ей хочется плакать, а мать говорит, чтобы она замолчала? ...Она начинает сдерживать дыхание, потому что это единственный способ перестать плакать. Если сдержать дыхание, все останавливается: плач, слезы, что угодно другое. Мало-помалу эта модель устанавливается и затвердевает, не злиться, не плакать, не делать одно, другое, третье...

Девочка учится и понимает, что при неглубоком дыхании приобретает способность управлять собой. Если она будет дышать естественно и свободно, как дышит каждый ребенок от рождения, она останется неуправляемой. И она калечит себя.

Каждый ребенок, мальчик или девочка, играет с половыми органами, потому что это приносит приятное чувство. Ребенок ничего не знает о социальных табу и прочей чепухе, но если мать, отец или еще кто-нибудь увидит, что ребенок играет с половыми органами, ему скажут: «Сейчас же прекрати!» — и у них в глазах будет такое осуждение, что ребенок будет потрясен. Теперь он боится дышать глубоко, потому что глубокое дыхание массирует половые органы изнутри. Устанавливается нездоровая модель, глубокое дыхание прекращается; впредь ребенок дышит неглубоко, чтобы дыхание не касалось половых органов.

Все без исключения общества, подавляющие секс, обречены на неглубокое дыхание. Полноценно дышат только люди, свободные от всяких подавляющих идей о сексе. Их дыхание красиво; оно естественно, свободно и цельно. Они дышат как животные, они дышат как дети.

 

237. Зеваки

Люди стали абсолютно безучастными. Вы слушаете музыку, вы читаете книгу, вы смотрите фильм — и никогда ни в чем не участвуете, остаетесь наблюдателем, зрителем. Человечество деградировало и заняло позицию зрителя.

Представьте, что кто-то занимается любовью, а вы смотрите. Происходит то же самое: все человечество превратилось в толпу зевак. Кто-то другой что-то делает, а вы наблюдаете. Конечно, вы остаетесь в стороне и не можете соучаствовать, сопереживать, рисковать. Но можно ли понять любовь, наблюдая, как кто-то другой занимается любовью?

У меня такое чувство, что люди стали зрителями до такой степени, что остаются зрителями, даже занимаясь любовью. Люди стали заниматься любовью при свете — весь свет включен, вокруг зеркала, чтобы можно было на себя смотреть. Некоторые люди устанавливают в спальнях автоматические фотокамеры, чтобы потом можно было посмотреть, как они занимались любовью.

Когда вы участвуете, приходит в действие нечто иррациональное. Занимаясь любовью, просто будьте как дикое животное. Слушая музыку, танцуйте — как только музыка становится танцем, логический ум уходит в сторону. А логический ум может быть только зрителем, он никогда не становится участником. Он всегда подсматривает из безопасного места, никогда не рискует.

Таким образом, каждый день находите что-то такое, что вы можете делать без мышления. Возьмите лопату и выкопайте яму; этого будет достаточно. Вспотейте на жарком солнце, продолжайте копать — просто копайте. Даже не копайте, но станьте самим копанием. Потеряйтесь в копании целиком. Участвуйте, и вдруг вы увидите, что возникает новая энергия.

 

236. Молчание в звуке

Искусство божественного слушания — вот что такое медитация. Если человеку удалось научиться правильно слушать, он научился глубочайшему секрету медитации.

Слышать это одно, слушать — совершенно другое; это раз­ные миры. Явление слышания физиологическое: вы слышите, потому что у вас есть уши. Явление слушания духовно. Вы слушаете, когда уделяете слышимому полное внимание, будто все ваше внутреннее существо стало ушами.

Слушайте звуки пения птиц, ветра, играющего в ветвях деревьев, реки в половодье, ревущего океана... Облака, люди, проезжающий вдалеке поезд, машина на дороге... — каждый звук нужно использовать. И слушайте так, чтобы ничто умственное не накладывалось на слышимое — не судите; как только вы начинаете судить, слушание прекращается.

По-настоящему внимательный человек живет без окончательных заключений; он ни в чем не выносит окончательных заключений. Потому что жизнь продолжается, ее процесс никогда не останавливается. Только глупец может выносить окончательные заключения; мудрый всегда колеблется, прежде чем прийти к заключению. Таким образом, слушайте без заключений. Просто слушайте — бдительно, безмолвно, открыто, восприимчиво. Просто присутствуйте, будьте полностью открыты окружающему звуку.

И вы будете удивлены: однажды... вы слушаете и вдруг — есть звук, но есть и молчание. Истинное молчание случается в звуке.

 

235. Ожидания

Когда в вас нет никакого желания, нет никакой идеи о том, что именно должно случиться, искомое случается.

Люди, испытывающие сильные желания, никогда не бывают благодарны, потому что, какое бы ни пришло осуществление, в сравнении с их желаниями оно оказывается ничтожно малым. И из-за того, что вы не способны к благодарности, не происходит гораздо большее, что могло бы случиться, — потому что некоторые вещи случаются только в благодарности. Вы попадаете в замкнутый круг, вы желаете многого и из-за этого не можете быть благодарны, и что бы теперь ни случилось, вы не можете этого заметить, просто проходите мимо; таким образом вы все более и более закрываетесь.

Если в вас нет никакого желания, нет никакой идеи о том, что именно должно случиться, искомое случается. Случается, как случалось раньше — только теперь вы обращаете внимание. Вы приходите в восторг, потому что случилось нечто, а вы ничего не ожидали. Если вы ожидали, что выйдете на дорогу и найдете там тысячу долларов, а теперь находите на дороге только десять долларов, вы скажете: «Зачем я сюда пришел?» Но если вы не ожидали тысячи долларов, и десять долларов будут очень хороши. И если вы благодарны, из того же источника, откуда пришли десять долларов, может прийти десять миллионов. В благодарности вы остаетесь открытым.

 

234. Идеалы

Людей учат великим идеалам, и тогда они начинают чувствовать себя недостойными и виноватыми, потому что эти идеалы глупы и неосуществимы — никто не может им соответствовать.

Исповедуя идеалы, что бы вы ни делали, вы никогда до них не дотягиваете, всегда выходите проигравшим, потому что идеал недостижим! Идеал бесчеловечен. Его называют «сверхчеловеческим» — он бесчеловечен! Идеал становится самоистязанием: что бы вы ни делали, все не хорошо. Вот в чем ваша беда. Отбросьте идеалы и просто будьте.

Станьте реалистом; когда вы становитесь реалистом, все тут же кажется чудесным и совершенным. Когда нет идеала совершенства, все совершенно, потому что не с чем сравнивать, не за что осуждать.

Я не вижу ничего, что заслуживало бы осуждения. Но веками ум обусловливали осуждать, что всегда было мощной стратегией в руках политиков и священников: они создают чувство вины у вас внутри, а создав его, могут на вас влиять и вами распоряжаться. А злоупотреблять влиянием на человеческое существо — худшее преступление, которое только можно совершить.

 

233. Старый ум

Когда вы следуете своим предпочтениям, вы следуете своему старому уму. Человек должен что-то делать вопреки собственным предпочтениям — тогда он растет.

Рост не так гладок, как думают люди. Он болезнен... и больнее всего, когда вы идете против своих пристрастий и предубеждений.

Но кто это постоянно говорит «Это мне нравится, это мне не нравится»? Это говорит ваш старый ум, не вы. Если всегда давать ему волю, измениться невозможно. Ум убедит вас оставаться в старой накатанной колее, потому что она ему нравится. Таким образом, из ума нужно выйти. Иногда нужно пойти против того, что нравится или не нравится.

Когда изменяется привычный образ жизни, это мучительно, это больно. Вам будто приходится заново осваивать новый навык. Старый вы хорошо знали, и все легко получалось. Когда вы учитесь новому, будет трудно. А здесь нужно научиться не только новому навыку, но и новому существу. Будет трудно. Старое должно умереть, чтобы родилось новое. Старое должно уйти, чтобы пришло новое. Пока вы продолжаете цепляться за старое, у нового нет пространства, чтобы войти.

 

232. Ноги

Нижние части тела служат вам корнями. Ноги, как корни, соединяют вас с землей. Нужно снова вернуться к ногам.

Иногда просто станьте босыми ногами на землю и почувствуйте ее прохладу, ее мягкость, ее тепло. Все, что земля готова вам дать в это мгновение — чувствуйте все ею даваемое, пусть оно потечет сквозь вас, и позвольте своей энергии течь в землю. Соединитесь с землей.

Люди обычно дышат, самое большее, не глубже пупка; половина тела остается почти парализованной, и из-за этого оказывается парализованной также половина жизни. Многое становится невозможным... потому что нижние части тела служат вам корнями. Ноги, как корни, соединяют вас с землей. И люди повисают в воздухе, как привидения, оторванные от земли. Нужно снова вернуться к ногам.

Лао-цзы говорил своим ученикам: «Пока вы не начнете дышать от самых подошв ног, вы не мои ученики». Дышать от самых подошв ног... — и он совершенно прав. Чем глубже вы движетесь, тем глубже становится ваше дыхание. Можно почти с уверенностью сказать, что граница вашего существа совпадает с границей вашего дыхания. Когда граница существа расширяется и касается ног, фактически достигает ног и дыхание — не в физиологическом смысле, в психологическом смысле. Теперь вы завладели всем своим телом целиком. Впервые вы собраны в одно целое, едины и неделимы.

 

231. Не срезая углов

О медитации нужно помнить одно: это долгое путешествие, которое должно быть пройдено от начала до конца, не срезая углов. Если кто-то говорит, что можно срезать угол и сократить путь, он вас дурачит.

Путешествие медитации долго, потому что эта перемена очень глубока, и она достигается после многих жизней — жизней, полных устоявшихся привычек, мышления, желания, умственных структур. Все это вам придется отбросить в медитации. По сути, это почти невозможно, но все же это происходит.

Стать медитирующим значит принять величайшую в мире ответственность. Это нелегко. Медитация не может случиться немедленно. Поэтому с самого начала старайтесь не ожидать слишком многого, и тогда у вас не будет разочарований, и вы всегда будете счастливы, — потому что все растет очень медленно. Медитация — не однолетний цветок, который расцветает за несколько недель. Это очень большое дерево. Ему нужно время, чтобы пустить глубокие корни.

 

230. Жизнь и смерть

Эта пара — медитация жизни и медитация смерти — может безмерно вам помочь.

Вечером, прежде чем заснуть, сделайте эту пятнадцатими­нутную медитацию. Это медитация смерти. Лягте и расслабьте тело. Почувствуйте, что умираете... и тело не может пошевелиться — потому что вы умерли. Создайте ощущение, что вы исчезаете из тела. Продолжайте десять, пятнадцать минут... И через неделю практики вы начнете это чувствовать. Медитируя таким образом, усните. Не прерывайте медитации. Пусть она превратится в сон, и если вас охваты­вает сон, погрузитесь в него.

Утром, как только вы проснетесь — не открывая глаз — сделайте медитацию жизни. Чувствуйте, как вы наполняетесь жизнью, жизни становится больше и больше, жизнь возвращается и тело полно энергии и сил. Начните двигаться, покачиваться в постели с закрытыми глазами. Чувствуйте, как в вас течет жизнь. Чувствуйте в теле огромный поток энергии — в противоположность тому, что чувствовали в медитации смерти. В медитации жизни вы можете глубоко дышать. Чувствуйте себя полным энергии, чувствуйте, что с каждым вдохом в вас входит жизнь. Чувствуйте себя наполненным и очень счастливым, живым. Затем, через пятнад­цать минут, встаньте.

Эта пара — медитация жизни и медитация смерти — может безмерно вам помочь.

 

229. Меньшее из зол

Когда вы живете среди слепых, живите как слепой. Вы не можете изменить весь мир.

Я знаю, существует бюрократия, но она должна существовать, потому что люди абсолютно безответственны. Нельзя просто взять и отбросить бюрократию, суд, законы, полицейских чиновников. Никак нельзя, потому что без них вы не сможете жить ни минуты. Это неизбежное зло. Нужно научиться жить среди людей, которые не бдительны, которые крепко спят и храпят во сне. Вам это может быть тяжело и обременительно, но ничего сделать с этим нельзя.

Самое большее — и единственное, — что вы можете сделать, это не насаждать окружающим то самое дурацкое поведение, к которому вас принуждает общество. Не навязывайте его никому другому. Может быть, у вас есть жена, муж, дети — не принуждайте их... или своих друзей... Вот все, что вы можете сделать. Но вы должны жить в обществе и следовать его правилам.

Таким образом, ничего не осуждайте. Попытайтесь понять. Есть множество зол, которые необходимы; они неизбежны. В реальной жизни всегда приходится выбирать не между полезным и вредным, но между более вредным и менее вредным, между большим и меньшим злом.

 

228. Смерть и медитация

Если вы узнаете, что через несколько дней умрете, в одно мгновение этот мир — деньги, банк, бизнес, пятое, десятое — становится бесполезным. Все это становится не важнее сна после того, как вы уже проснулись.

Когда человек узнает, что умрет через определенный пери­од времени — в определенном смысле он уже умер и начинает думать о будущем, — тогда возможна медитация. Как только человек узнает, что вот-вот умрет, он сам отбрасывает множество ненужного хлама. Мгновенно все его видение претерпевает трансформацию.

Если завтра вы уезжаете, вы начинаете укладывать чемоданы, и этот гостиничный номер вас больше не беспокоит. Можно даже сказать, что вы уже не здесь; вы собираете вещи и укладываете чемоданы, вы думаете о путешествии. То же самое происходит с человеком, когда ему говорят, что он вот-вот умрет; что смерть определенно наступит, и ее нельзя избежать — и ему теперь не до шуток. Настал решающий момент, а он уже потерял впустую достаточно большую часть жизни. Мгновенно этот человек поворачивается к миру спиной и начинает вглядываться во тьму будущего.

В такой момент, если ему сказать о медитации, он будет готов ею заняться — и это будет один из величайших даров.

 

227. Творить добро

Делайте в жизни все, что необходимо, но оставайтесь в этом отрешенным. Пусть все происходит на периферии, а центр остается незатронутым.

Человеку приходится делать определенные вещи, поэтому он продолжает их делать; но не нужно о них беспокоиться, — точно как исполняя роль, разыгрывая представление. С этим пониманием вы можете быть где угодно, делать любого рода работу и сохранять полное спокойствие; вы можете оставаться абсолютно чисты.

Беда в том, что нас веками учили творить добро, не совершать зла, делать одно, не делать другого. Нам были даны заповеди, предписания и запреты. Я не даю вам никаких заповедей. Меня не интересует, что именно вы делаете, — меня интересует только ваше существо.

Если вы в молчании и блаженстве, если вы центрированы, делайте все необходимое — и все хорошо и правильно. Если же вы не центрированы, если вы не собраны, не цельны внутри, если вы не в медитативном состоянии, даже добро не поможет. Поэтому многие люди, пытающиеся творить добро, остаются только «добродеями» и в конечном итоге приносят только вред.

В центре внимания должно оставаться не действие, но существо, а существо коренным образом отличается от действия. Неважно, адвокат вы или доктор, инженер или проститутка... или политик. Неважно, что именно вы делаете. Центрированы ли вы в своем существе?.. — вот что играет решающую роль.

 

 

226. Для медицинского применения
 
Когда на нас давит внешняя ситуация, войти прямо в медитацию становится трудно. Тогда, прежде чем медитировать, уделите пятнадцать минут тому, чтобы снять это давление.
 
Пятнадцать минут просто сидите в молчании и думайте о мире как о сне — мир и есть сон! Думайте, что весь мир есть сон, в мире нет ничего существенного.
 
Во-вторых, помните: рано или поздно всему предстоит исчезнуть — включая вас. Вы не существовали всегда, вы не будете существовать всегда. Ничто не постоянно. И третье: вы — только свидетель. Вы видите краткий сон, смотрите фильм, который кончится. Помните эти три вещи — весь мир есть сон, и все придет к концу, даже вы; приближается смерть, и единственно реален свидетель, и вы только свидетель. Расслабьте тело, пятнадцать минут свидетельствуйте, потом медитируйте. Войти в медитацию будет легко, теперь никаких препятствий не будет.
 
Но когда вы чувствуете, что войти в медитацию стало просто, прекратите эту вводную медитацию, иначе она войдет в привычку. Она должна применяться только в специфических условиях, когда войти в медитацию трудно. Если вы будете ее делать каждый день, она потеряет эффективность и больше не будет действовать. Оставьте ее только для медицинского применения. Используйте ее, когда что-то внешнее вам мешает, и она расчистит дорогу, чтобы вы смогли расслабиться.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19


8 (499)347-65-78
8‒969­­­˗­­­347˗65˗78



г. Москва, м.Октябрьская или м.Полянка
1-й Бабьегородский переулок д.5
contact@goldenchild.ru

тренинг исцеление внутреннего ребенка

Карта сайта
  Рейтинг@Mail.ru   Rambler's Top100